Откровения сисадмина: как семья видит мою работу

День системного администратора (а точнее, день признания его заслуг) — замечательный повод посмотреть на себя со стороны. Увидеть себя и свою работу глазами близких.

Должность «системный администратор» звучит очень расплывчато. Сисадмины отвечают за широкий спектр различных устройств, от десктопов до серверов, принтеров и кондиционеров. Поэтому, представляясь другому айтишнику, необходимо добавить как минимум одно уточнение. Например, «Я системный администратор Linux». Но какова вероятность, что члены наших семей, не искушенные в высоких технологиях, понимают, чем именно мы занимаемся?

Мне показалось забавным спросить об этом своих родных. Уточню на всякий случай: с момента прихода в Red Hat технически я не являюсь сисадмином. Тем не менее, 15 лет своей жизни я посвятил непосредственно системному администрированию и сетевым технологиям. Но спрашивать у членов семьи, чем, по их мнению, занимается Technical Account Manager — это уже совсем другая история.

Откровения сисадмина: как семья видит мою работу

Что думают мои близкие

Я спросил жену о своей работе. Она знает меня еще с тех времен, когда я трудился на первой линии техподдержки в конце девяностых. Опросил родителей, тещу и тестя. Поговорил со своей сестрой. А в самом конце ради интереса узнал мнение детей (детский сад и четвертый класс школы). В самом конце статьи я расскажу, что описывали мои родные.

Начнем с жены. Мы вместе с первых дней моей карьеры. У нее нет технического образования, однако с компьютером она умеет обращаться получше многих. Мы примерно одного возраста. Логично предположить, что она понимает, чем именно я занимаюсь. Я спросил: «Как ты думаешь, что я делал, будучи сисадмином?».

«Штаны просиживал!» — выпалила она. Эй, полегче! Я работаю, стоя за столом. Подумав пару секунд над более серьезным ответом, она сказала: «Ты проверяешь почту, чинишь всякие компутерные штуки, когда они ломаются. Эм…ну, типа того».

Компутерные? Это вообще настоящее слово?

Дальше я решил поговорить с её родителями, весьма близкими мне людьми. Отец — дальнобойщик на пенсии, а мама всю жизнь работала в торговле. Они оба далеки от технологий (и это вполне нормально).

Теща мне ответила: «Ты целый день работаешь за компьютером». Когда я попросил её слегка уточнить ответ, она сказала: «Мне всегда казалось, что ты целыми днями работаешь над тем, как помочь школам с компьютерами, системами и безопасностью».

Тесть дал похожий ответ: «Безопасность и защита системы в школе, чтобы избежать внешних угроз».

Что ж, недурные ответы.

Дальше я поговорил с собственными родителями. В отличие от жены, тещи и тестя, они живут далеко, поэтому мне пришлось написать им по электронной почте. Папа раньше управлял небольшой телефонной компанией. Если честно, он и вдохновил меня на выбор профессии. Большую часть информации о компьютерах в детстве я получил от него. Возможно, он не компьютерный гений, но среди своих сверстников он однозначно крут. Его ответ меня не удивил: «Сисадмин — это такой парень, который кричит: «НЕТ!», если пользователь готовится сделать с компьютером или корпоративной инфраструктурой что-то тупое».

Справедливо. Еще до пенсии он не слишком ладил со своими айтишниками. «И да, еще это блестящий инженер, который поддерживает корпоративные системы и сеть на плаву несмотря на попытки пользователей всё сломать» — добавил он в конце.

Неплохо, пускай его мнение о роли сисадмина формировалось под влиянием его собственного опыта с корпорацией, которая владела его телефонной компанией.

Теперь мама. С технологиями она не дружит. Разбирается она в них лучше, чем ей кажется, но всё равно то, как работает техника, для неё тайна. И раскрывать её она не собирается. Короче, обыкновенный пользователь.

Она написала: «Хм-м. Ты создаешь компьютерные программы и управляешь ими».

Разумно. Программирую я нечасто, однако для большинства конечных пользователей сисадмины и программисты — это одни и те же люди.

Переходим к сестре. У нас примерно полтора года разницы в возрасте. Выросли мы под одной крышей, поэтому в детстве она могла получить столько же технических знаний, сколько и я. Сестра предпочла уйти в бизнес и заниматься вопросами здравоохранения. Когда-то мы вместе работали в техподдержке, поэтому с компьютером она на «ты».

Сказать, что её ответ меня удивил — ничего не сказать: «Что ты делаешь в качестве сисадмина? Ты — смазка в шестеренках, благодаря которой всё работает гладко, будь то сетевая связность, электронная почта или другие функции, необходимые компании. Когда приходит сообщение о том, что что-то сломалось (или пользователи жалуются на проблему), ты — дух технического отдела, который таинственным образом всегда на посту. Тебя представляют крадущимся по офису в поисках отошедшей розетки или поврежденного диска/сервера. А супергеройский плащ ты вешаешь на крючок, чтобы не было статики. А еще — ты тот самый неприметный очкарик, который усердно просматривает логи и код в поисках запятой, из-за которой всё сломалось».

Вау, сестренка! Это было круто, спасибо!

А теперь тот самый момент, которого вы все ждали. Чем я зарабатываю на жизнь в глазах собственных детей? Я говорил с ними по очереди в своем кабинете, поэтому никаких подсказок друг от друга или от старших они не получали. Вот, что они рассказали.

Моя младшая дочка ходит в детский сад, поэтому я не ждал, что она представляет себе, чем именно я занимаюсь. «Эм, ты делал, что сказал начальник, и мы с мамочкой пришли посмотреть на папочку». («Um, you did what your boss said, and me and Mommy came to see my Dada.» — непереводимая игра детских слов).

Старшая дочь учится в четвертом классе. Всю её жизнь я проработал сисадмином в одной и той же компании. Уже несколько лет она участвует в конференции BSides и посещает наш местный DEFCON, если это не нарушает её режим дня. Она умненькая маленькая девочка, и она интересуется технологиями. Она даже паять умеет.

И вот, что она сказала: «Ты работал на компьютерах, а потом что-то напутал, и что-то сломалось, не помню, что».

Тоже верно. Она вспомнила, как пару лет назад я случайно уничтожил наш Red Hat Virtualization Manager. Пришлось ночами в течение трех месяцев понемногу его восстанавливать и возвращать в строй.

Затем она добавила: «Ты, эм-м, еще сайтами занимался. Пытался что-то взломать или, типа, поправить, а потом тебе пришлось исправлять собственную ошибку».

Господи, она что, все мои ошибки запомнила?!

Чем я занимался на самом деле

Итак, что же я все-таки делал? Какую из моих работ так трепетно описывали все эти люди?

Я работал в небольшом гуманитарном колледже. Начинал как сисадмин. Затем меня повысили до старшего сисадмина. Под конец я дослужился до администратора HPC-систем. Раньше колледж использовал on-premise, и я стал их проводником в мир виртуализации. Я спроектировал и построил их кластеры виртуализации Red Hat, работал с Red Hat Satellite, чтобы можно было управлять несколькими сотнями (когда я уже ушел) развертываний RHEL.

Поначалу я отвечал только за их on-premise решение для электронной почты и, когда пришло время, помог мигрировать к облачному провайдеру. Я вместе с другим администратором управлял большей частью их серверной инфраструктуры. Также на меня (неофициально) возложили обязанности по обеспечению безопасности. И я делал все возможное, чтобы защитить подконтрольные мне системы, так как профильных специалистов у нас не было. Я многое автоматизировал и заскриптовал. Всё, что касается присутствия нашего колледжа в интернете, ERP, баз данных и файловых серверов, было моей работой.

Вот так. Я рассказал о том, что моя семья думает о моей работе. А как насчет вас? Ваши родные и близкие понимают, чем вы целыми днями занимаетесь перед компьютером? Спросите их — это может быть очень любопытно!

С праздником, друзья и коллеги. Желаем вам кротких юзеров, понимающих бухгалтеров и как следует отдохнуть на выходных. Ведь вы помните, что усердно работать в пятницу вечером — плохая примета? 🙂

Источник: habr.com